Помощь психолога: тел. 8916-673-4005
Последние комментарии

Семья: семейная психология

Назад к патриархату?

99 % процентов клиентов, с которыми мне доводится работать, обращаются с проблемами психологии семьи, отношений с любимыми людьми, с противоположным полом. 90 % всех клиентов составляют женщины. Мужчин за психологической помощью обращается меньше. В целом такая тенденция не является положительной, поскольку именно мужчина должен быть в семье головой, задавать общий тон семейной жизни.

Я решила написать серию статей под общим названием “Психология семьи”. Буду рада обратной связи

Однажды я услышала такой анекдот: “Жена спрашивает мужа: – Ты меня любишь?
– Люблю, – отвечает муж.
– Сильно?
– Сильно.
– Очень сильно? Как Адам Еву?
Муж отвечает:
– Сильнее, чем Адам Еву. Он же ее не выбирал, а я тебя выбрал из многих, так что, я тебя люблю сильнее.”

Так вот, ситуация, описанная в анекдоте, в реальной жизни выглядит с точностью до “наоборот”. Адам Еву любил гораздо сильнее, чем кто-либо кого либо на Земле, именно потому, что он ее не выбирал. Не выбирал, и не имел никакой возможности развестись, заменить другой женщиной. Отношения между Адамом и Евой были такими же неразрывными, как между матерью и ребенком, и любовь могла быть только безусловной.

Этот выбор за них сделал сам Бог, а значит, их любовь была абсолютной. Разве может Бог ошибаться?

Адам и Ева – это легенда, но, как говорится, “сказка ложь, да в ней намек”. В жизни наших предков были времена патриархальной нравственности: и в Ведической Руси, и Православной христианской. Ее особенность в том, что молодые люди не имели возможности не только заниматься сексом до брака, но даже выбирать друг друга, встречаться и влюбляться до брака. Кого им любить, то есть, на ком жениться или выходить замуж – решали за них родители.

Далее следовал обряд венчания. Независимо от религии, суть венчания в том, что свадьба – это не только светское торжество, а, прежде всего, принесение особых клятв перед Богом о том, чтобы любить друг друга и никогда от этой любви не отрекаться. Соответственно, речи и не могло быть о разводе!

В такой ситуации молодым людям ничего и не оставалось более, как устремлять всю свою энергию ( а в молодости ее много!) на то, чтобы, преодолев все нестроения, разочарования, научившись проходить конфликты, воспитывать друг друга, вырастить в своих душах ту самую ЛЮБОВЬ, от которой уже и невозможно отречься!

Что же мы имеем сейчас?

Полнейшую свободу! Свободу выбора в ущерб любви. Мы позволяем своим детям встречаться, начинать половую жизнь, учим их предохраняться от беременности. Учим своих детей (особенно, мальчиков) не брать на себя излишних обязательств, чтобы нас не “окрутили”. Учим их (особенно, девочек) отстаивать свои права, манипулировать партнером, “отжимать” свое. Мы говорим: “Этот (эта) не годится, брось, у тебя таких сто будет…”

Возможно, сто таких еще и будет, но ни с одним из них не будет любви, не будет крепкой семьи и здоровых детей. Не будет счастья. Это ли нужно нам?

Возможность свободного выбора практически лишает молодого человека или девушку мотивации к преодолению трудностей, к увеличению способности любить. Зачем стараться, вкладывать энергию, тренировать душу, учиться строить отношения, если можно бросить “неудачный” объект и начать поиски другого?

Решающую роль, на мой взгляд, здесь играет женская сексуальная доступность. Как говорится, кто же будет покупать свою корову, если на лугу пасутся ничейные, любую из которых можно подоить?

Среднестатистическая современная девушка стремится выйти замуж, но, не давая кандидату возможности вложить в будущие отношения энергию и захотеть этих отношений, бесповоротно и окончательно (что только и приведет к браку) – вступает с ним в интимные отношения, тем самым лишая мужчину основной мотивации. Делает она это потому, что боится – если он не получит желаемого, уйдет к другой.

Открою секрет: если он получит то, чего хочет, он еще быстрее уйдет к другим за новой порцией впечатлений!

Описанная мною картина – усредненная. Но таких ситуаций в реальной жизни я вижу очень и очень много. И зарождаются мысли в голове: “Может, все-таки, было рациональное зерно в древних патриархальных обычаях?”